Два шага до Победы

 

Родом Пётр Павлович Курочкин из с. Калинино Кунгурского района Пермской области. В годы войны работал подростком в промышленной артели в Калинино, которая вытачивала черенки для сапёрных лопаток для фронта, заготавливала берёзу для прикладов автоматов и винтовок. А ещё Петя работал в больнице – возил на лошади дрова и сено; возил для трёх школ Калинино воду, пахал на лошади плугом огороды учителям, школьное поле с горохом и пшеницей, весной - поля и огороды под картошку; возил дрова на подводах в Пермь для военкомата.

Сейчас Петр Павлович живет в п. Кавалерово Приморского края. Ему 88 лет…

К осени 1941 г. Петю Курочкина и остальных ребят из ремесленного училища в Лысьве, где они учились на слесарей, отправили на лысьвенский металлургический завод. Пете было 15 лет. «Поселили нас в бараке в поселке. Трехэтажные деревянные нары, никакой постели. Работали мы по 12 часов», - вспоминает Пётр Павлович. - Питание – 800 г хлеба в день. Больше ничего не давали. Подростки брали сразу хлеб на двое суток и за день съедали, потом два дня ходили голодные. Потом – снова праздник – хлеб. Так жил тогда весь тыл.

«Армейский период начался с Перми. Из Перми нас направили в Еланские лагеря. Это п. Елань в Свердловской области. Поселили в землянках человек на 200. Двух-, трехэтажные нары. Одна печка-буржуйка. В Елани жили до середины зимы. Кормили плохо, мерзлой картошкой. Её лопатами на станциях грузили – и на кухню.

В середине зимы меня отправили на фронт. Мы с приятелем Агафоновым попали в стрелковые роты 129-го стрелкового полка 45-й стрелковой Гвардейской дивизии. Дивизия ещё весной 1943 г. вошла в состав 30-го Гвардейского корпуса, которым командовал тогда еще генерал-майор, а впоследствии генерал-лейтенант Н. СИМОНЯК. Этот корпус был предназначен только для наступления. И солдат натаскивали только на атаки. Когда прибыли мы в этот полк, нас стали учить. Каждое утро поднимали в 5 часов из землянок, выводили в траншеи, а часов в 7 давали команду в атаку. Надо было пробежать по пересеченной местности 10 км за час, стрелять на ходу боевыми патронами», - вспоминает Петр Павлович.

 

Он был ослаблен. К 18 годам пережил две голодовки в 30-х годах, а тут - война, недоедание. Петр 10 км не успевал пробежать за час. Приходил последним. И его перевели в штаб полка на пункт сбора донесений – ПСД. Петр стал связным от полка: носил приказы в батальоны, письма. Их было трое: Илюшка, 15-летний сын полка, Сидоров и Петя Курочкин. Их посылали на задание днём и ночью.

Латвия, сосны, ночи тёмные. Находить подразделения было трудно. Фронт от части был в 5 км. Раза три их выводили на передовую. Раздавали патроны. Наши солдатики рыли землянки. Немцы раз в день аккуратно стреляли из артиллерии наугад. Бойцы прятались в землянках. Дня три-четыре побудут солдаты на передовой - отводят их обратно на исходную позицию, где тренировали на атаки.

 

2 мая в часть сообщили, что наши взяли Берлин. Такое торжество было! Все начали стрелять в воздух, офицеры бегали: прекратить огонь! А в воздух летели ракеты, трассирующие пули. Но война не кончилась: Берлин-то взяли, а на отдельных участках фронта фашисты продолжали сопротивляться. Вся основная техника ушла вперёд, на запад, на Берлин. У части же, где служил Пётр, не было достаточно сил, чтобы успешно наступать на немцев в Прибалтике: те здесь были хорошо вооружены, оборонительные укрепления у них были серьезные, в их основе были врытые в землю по самую башню танки, блиндажи. Не случайно пять попыток сокрушить оборону противника закончились безуспешно.

Где воевала Петина часть, были прижаты к Балтийскому морю до 200 тыс. немцев - так называемая Курляндская группировка. Со стороны моря Германия снабжала немцев боеприпасами, медикаментами, продовольствием. Наши наступали в нелегких условиях лесисто-болотистой местности. Местности.

«Влились мы в часть, наступавшую 15 дней, в которой из 1200 человек осталось 45. Это в основном штабисты, из подразделений солдат осталось мало. Продвинулись на 15 км, и такие потери понесли... Все бледные, в глине, без аппетита. Мы им – на пополнение. Такое не забудешь...».

 

9 мая в части объявили о капитуляции Германии. А немцы Курляндской группировки не сдаются. Нашим войскам в очередной раз пришлось прорывать их оборону. Последний крупный город Латвии – Вентспилс – был освобожден нашими войсками 10 мая 1945 г… А бои здесь закончились только 15 мая.

Перед этим молодёжи в части раздали патроны, приготовили в наступление. Летали наши «кукурузники» бомбить врагов, половину немцы сбивали. А потом на фашистов пустили сотню бомбардировщиков. Немцы дали заградогонь – и ни одного самолета не сбили. Так наши молотили их с 8 утра до 12 дня. В 12 часов наши самолёты сбросили листовки, немцы перестали стрелять. Наутро Петину часть перевели через нейтралку – полосу между немцами и нашими. Навстречу – колонна немцев. У всех – у кого на каске, у кого на рукаве – белые повязки. Сзади – немецкий обоз.

Перешли нейтралку, там валяются винтовки, автоматы немецкие, стоят немецкие пушки, машины. Кони бегают беспризорные.

 

«Костры горят, наши солдаты едят немецкие трофеи, найденные на каком-то складе. Переночевали. И полк стал двигаться с проческой – шли цепью и прочесывали местность, забирали всех мужчин от 15 до 60 лет. Водили в штаб, где проверяли документы, отпускали, подозрительных задерживали. Потом добрались до большого порта на Балтийском море, где стояли месяц. Из порта нас маршем направили до Выборга через всю Латвию. В Россию. Это около 1000 км, по 30 км в день пешком.

Май, латвийские города утопают в вишнях, яблонях. Дома ухоженные. Шли через Ригу. В Риге латыши нас встречали как победителей, везде стоял народ и кидали нам букеты цветов», - вспоминает Петр Павлович.

 

Прошли Псков, Лугу, Гатчину, Красное село. Перед Ленинградом Петину часть снова остановили, выдали новое обмундирование, карабины. Пересекли город и вышли на голубую линию – первая укрепленная линия финнов. Впереди – чистое поле, затем противотанковые ежи, ров, узкоколейка, бетонированные доты, амбразуры, колючая проволока. Это была серия оборонительных укреплений - линия Маннергейма. Под Выборгом остановились в поле. Там строили летние лагеря. Там и служил Петя Курочкин с товарищами до 1950 года.

Записала Татьяна КУРОЧКИНА.

Фото из семейного архива: молоденький солдат Пётр Курочкин.

Категория: