Завод 116 - фронту!

 

Я родился, когда началась вторая мировая. Когда она стала для нашего народа войной Отечественной, мне исполнилось всего лишь два года. Но «дети войны», как сейчас называют наше поколение, рано взрослели. Поэтому я и помню холод и голод, полуразрушенные вокзалы, товарные поезда, очереди за кипятком и вечную боязнь матери меня потерять. Позже – холодную и пустую чужую квартиру, да в ожидании матери (она весь день на работе) – пугающее детское одиночество с огрызком карандаша и клочком бумаги для рисования.

Со дня нашей Победы в Великой Отечественной войне прошло семьдесят лет. Уже ушло в мир иной большинство выживших в ней победителей, а мы всё продолжаем вспоминать наши жертвы и неимоверно тяжёлый труд, ценой которых и досталась нам Победа. В Европе, легшей под Гитлера за считанные дни (им и вспоминать-то нечего), всё спрашивают: «Когда вы успокоитесь?». Наверное, никогда. Инстинкт самосохранения не позволяет нам забыть миллионы убитых соотечественников. Поэтому, наверное, и нет в нашем сознании такой клавиши, нажав на которую можно всё это вычеркнуть из памяти.

 

Авиаремонтный завод 116. Его работа на Победу началась в конце тридцатых. Тогда это был зарождающийся островок технической цивилизации в глухой таёжной стороне Приморья. Однако период становления предприятия неудачно совпал с периодом политических репрессий в стране, что отнюдь не способствовало скорейшему запуску производства. Только за два года было репрессировано пять высших работников администрации строящегося предприятия. Часто менялось руководство. Острая нехватка квалифицированных специалистов, недостаточная материальная база, плохое снабжение, неустроенность быта – вот трудности того времени, которые сейчас невольно ассоциируются с современными санкциями. Только со стороны родной власти. Трудные были времена. Впрочем, иных у нас никогда и не было. Но, «мы рождены, чтоб сказку сделать былью!» Читаешь скупые воспоминания первостроителей и поражаешься их упорству и энтузиазму.

В 1938 году, несмотря на огромные трудности (поверьте, это не пустые слова), строительство завода продолжалось. Сооружались главный корпус, производственные цеха, складские помещения. Но из-за отсутствия рабочих чертежей возведение ТЭЦ, других объектов энергетического хозяйства, а так же пожарного депо начато не было. В целом план промышленного строительства за 1938 год был выполнен на 41,9 процента. Тем не менее, первые самолёты и авиационные моторы стали поступать на завод уже с февраля 1939 года – как известно завод 116 был ориентирован на ремонт самолётов И-16, СБ, ДБ-3 и авиадвигателей М-25, М-85 ,М-100 и АМ-34. Однако основная производственная деятельность начала разворачиваться только в четвёртом квартале, по мере готовности заводских цехов.

 

Отсутствие опыта часто приводило к ошибкам и, как следствие, – к срывам производственных заданий, а то и к более серьёзным просчётам. Так первый, отремонтированный на волне энтузиазма, истребитель И-16 был готов к сдаче на лётные испытания к майским праздникам 1940 года. Причём рабочие, участники соцсоревнования, спешили настолько, что при сборке самолёта забыли учесть размеры входных ворот ангара. И вот теперь отремонтированный, сверкающий новым лакокрасочным покрытием боевой «ишачёк» не проходил в ворота. Но, как тогда пели, «нам нет преград ни в море, ни на суше» – быстро разобрали стену и выкатили истребитель на взлётное поле. Где он… категорически отказывался взлетать. Майор Филиппов, командир близлежащего истребительного авиаполка, сделав несколько безуспешных попыток взлететь, подрулил к ангару.

– Не могу понять, в чём дело, машина не хочет лететь. Посмотрите хорошо управление.

Военный лётчик, которого пригласили на завод для производства испытательных полётов, оказался прав. При сборке стабилизатор на истребителе был установлен не верно, что мешало на взлёте нормальному подъему хвоста для набора скорости при разбеге.

В июне майор Филиппов облетал учебный вариант И-16, – спарку УТИ-4. Так как управление механизмом уборки шасси находилось во второй кабине, участие в испытательном полёте вынужден был принять зам. начальника ЛИС по эксплуатации Б. Пономаревский.

– Я в испытателях оказался потому, что был наиболее опытным среди всего техсостава, – вспоминал позже Б. Пономаревский. – А облётанный нами УТИ-4 стал первым самолётом, поднятым на заводе в воздух.

После двух успешных вылетов самолёт был сдан заказчику. Кстати, лётно-испытательная станция, по воспоминаниям ветеранов, тогда располагалась в двух самолётных контейнерах, стоявших у взлётной полосы, которую из-за ограниченных размеров никто не называл аэродромом.

Освоив ремонт И-16, коллектив приступает к освоению ремонта СБ и ДБ-3. Несколько десятков отремонтированных боевых машин были переданы в войска, прежде чем в первом квартале 1940 года завод был сориентирован на сворачивание ремонта авиатехники. Постановлением Совнаркома и ЦК ВКП(б) от 7 декабря 1940 года завод 116 начинал подготовку к выпуску учебно-тренировочного самолёта Ут-2 конструкторского бюро А. Яковлева. Связано это было с новыми требованиями того тревожного предвоенного времени, когда на вооружение ВВС Красной армии стала поступать более совершенная скоростная авиатехника, для успешного освоения которой был необходим и новый, более скоростной самолёт первоначального обучения лётчиков. Ут-2 приходил на смену легендарному, но тихоходному «кукурузнику» У-2 (По-2).

Подготовка к серийному производству нового самолёта – сложнейший и трудоёмкий процесс. Для молодого коллектива он усложнялся отсутствием необходимого опыта и внезапным началом войны, нарушившим снабжение производства нужными материалами. Производственный процесс начал принимать характер опытно-конструкторской и изыскательской работы – приходилось на месте разрабатывать технологию и осваивать производство необходимых материалов.

В первом полугодии 1941 года была освоена сборка самолётов из деталей и агрегатов, полученных с ведущего завода, и изготовлена головная серия машин собственного производства. Лётчик-испытатель Пётр Кондырев поднимает в воздух первый, изготовленный на Дальнем Востоке, учебно-тренировочный Ут-2.

 

Война перечеркнула все производственные планы, прервав поставку многих комплектующих. Однако коллектив предприятия сумел преодолеть и эти трудности, наладив собственное производство недостающих деталей и материалов. Это ли не трудовой подвиг? Впрочем, так тогда работала вся страна. Это была война! И вклад завода 116 в неё – 2939 учебно-тренировочных Ут-2, без которых невозможна была подготовка военных лётчиков в принципе. А всего с 1941года и по август 1946 года завод выпустил 3826 самолётов Ут-2. Заводской лётчик-испытатель Н. Шабалин, коллектив ЛИСа, во главе с Л. Бецером сумели провести лётные испытания без единого случая отказа материальной части в воздухе и рекламаций на плохую работу этой авиатехники в частях ВВС.

С 1944 года завод вместе с выпуском Ут-2 начинает ремонт самолётов штурмовиков Ил-2 и истребителей Як-7. Ремонт боевой техники продолжался до 1947 года. За это время были восстановлены десятки боевых машин, участвовавших в боевых действиях с фашистской Германией и милитаристской Японией.

Наверное, немногие знают, что кроме авиаремонтной и авиастроительной деятельности наше предприятие во время войны выполняло народнохозяйственные заказы, выпуская запчасти к тракторам и комбайнам, режущий и монтажный инструмент. А в 1944 году на заводе было изготовлено 79000 штук стопорных винтов для производства лучших отечественных паровозов серии ФД21. Именно на них шли на запад эшелоны с вооружением и личным составом.

 

Самоотверженный трудовой вклад заводчан бывшей Семёновки в нашу общую священную борьбу за Отечество наряду с другими и составил тот военно-экономический и моральный потенциал страны, позволивший победить ненавистного врага.

Приятно осознавать, что ныне этот народный подвиг получил достойную оценку и наших местных властей – к семидесятилетию Победы в центре нашего города по инициативе Главы АГО А. Дронина устанавливается монументальный знак памяти «Труженикам тыла и детям войны». С Победой, дорогие арсеньевцы!

Анатолий БОРТНИК, г. Арсеньев.

Категория: