Мама, война!

 

Мама, война!

Великая Отечественная подписала приговор детству

Все в семье Зубовых, как и в большинстве таких же деревенских семей, вставали очень рано: утренняя дойка, выгон скотины... В тот чёрный для всей страны день маленькая Александра первой выскочила во двор и направилась к коровам. Вдруг заговорило радио на столбе. Люди потянулись по улице к нему - в посёлке его установили незадолго до страшного сообщения: «Война!».

- Не помня себя от ужаса, я влетела в дом и выпалила: «Мама, война!», - вспоминает Александра Константиновна. - Этот момент просто не забыть. У всех слёзы. Этим же утром пошли по домам повестки в военкомат. Всех мужчин, кто подходил по возрасту, призывали на войну...

Александра Константиновна ГОЛИКОВА родилась в 1930 году в рабочем посёлке Шилове Рязанской области. Александра была младшенькой - у супругов Зубовых росли ещё двое сыновей. А жило дружное семейство в доме всемером вместе с бабушкой и дедушкой. Взрослые члены семьи никогда не сидели без дела, поэтому и детвора рано приобщилась к труду.

- Утром братья помогали выгонять пастись скотину, отец брал в руки лопату, шёл на огород, мама доила коров... Я с 9 лет уже ходила на дойку в стадо, приносила домой с одной дойки до 20 литров молока. Всегда в работе была, так что детством то время и не назовёшь. Работы хватало, но всё успевала и в школе отличницей была...

Удочку — и в дозор

- Папа получил повестку в военкомат спустя полтора месяца с начала войны, - продолжает Александра Константиновна. - Как железнодорожника его призвали на строительство и обслуживание одной из железных дорог под Москвой, и всю войну он служил там. Родной дядя (брат мамы) был военным лётчиком — погиб под Москвой в первые годы войны. А мой старший брат Николай, окончив в 1943 году военное училище, офицером, отправился освобождать Польшу, дошёл до Берлина...

Когда началась война, Александра закончила три класса. Как ответственной и старшей среди своих подруг, председатель сельсовета дала ей первое «военное» поручение: «Будешь отвечать за затемнение окон!»

- Я выбрала у брата самую длинную удочку, и вечером, как только люди зажигали лампы в домах, бегала по улице туда-сюда и смотрела, нет ли просветов в окнах. Удочкой я дотягивалась до окон и постукивала по просвету, все уже знали — значит в этом месте нужно поправить затемнение...

Александра Константиновна вспоминает, что первая немецкая бомба упала в районе Шилова, не разорвавшись. Взрослые бросились врассыпную и попадали на землю, а брат Николай с юношеской беспечностью и любопытством смело подошёл к ней и ткнул в неё кнутовищем. Дома маленькая сестрёнка отчитала его за этот неоправданный риск.

В дальнейшем бомбами немцы прошивали преимущественно Оку, протекающую по окраине поселка. По Оке ходили сухогрузы, пассажирские суда, пароходы с военными и раненными на борту.

Скоро начали рыть окопы в районе соседнего села, за 9 км от Шилова. Шиловцам приходилось ходить работать туда пешком. Маленькая Александра отважно преодолевала и эти трудности, но когда на работу уходили и мама, и тётя, нужно было оставаться дома, чтобы доить коров. Эти животные были основными кормилицами не только в семье Александры. Мало, кто в посёлке не держал бурёнку или отлынивал от работ на огороде, иначе – есть было бы нечего. Поскольку Александра часто оставалась на хозяйстве одна, то и решения научилась принимать самостоятельно. Излишки молока она придумала сдавать на молокозавод, иногда получая за это жмых на корм животным. Но чаще молоко относила в госпиталь, который располагался в здании начальной школы.

- Возьмите молочко раненым солдатам, - просила она.

- А у нас денег нет, - отвечали ей.

- Не надо денег, возьмите так, тяжелораненым!

Скоро в госпитале к девочке привыкли, пропускали свободно и заранее готовили кастрюли для молока. А дома её всегда ждала похвала от родителей.

- Вот молодец, Шурик! – так ласково называл младшенькую папа. Иногда Шурик и мама шли на станцию и, если проходил эшелон с фронта, отдавали молоко в теплушки с тяжелоранеными солдатами.

 

«Фуэте» по-немецки

Собственные смекалка и неравнодушие ни раз помогали юной Александре справляться с житейскими трудностями и выручать из беды других. Однажды ей пришлось спасать тонувшую в реке подругу, а в другой раз уберечь единственный железнодорожный мост через реку Пару от возможного подрыва диверсантами.

Дело было в самом начале войны. В посёлке появилась молодая стройная, красивая женщина на костылях, с одной ногой. И хотя та говорила на чистейшем русском языке, девочка сразу почувствовала к ней недоверие: та ходила в необычной накидке – длинной, белой, с красными галунами, к тому же никто не знал, где женщина живёт, ночует. Девочка стала присматриваться к калеке, а поскольку дом Зубовых стоял почти на окраине посёлка, Александра заметила её частые появления на пристани. Однажды женщина шла на удивление быстро, будто убегая от кого-то. В спешке она выронила пакет.

- Это случилось недалеко от пристани, - вспоминает Александра Константиновна. – Когда я увидела это, начала кричать, чтобы кто-нибудь подобрал пакет. На помощь прибежал военный, а потом - милиционер. Я рассказала обо всём, что знала. В пакете оказались фотографии нашего железнодорожного моста. Женщину задержали, она была уже на двух ногах. «Отсутствующую» балерина тщательно закрепляла и скрывала под накидкой, изображая калеку…

Но больше всего детскую душу Александры потрясла судьба беженки из Белоруссии. Девочка встретила её на железнодорожных путях, когда возвращалась с пастбища. Женщина брела, словно в забытьи, не слышала ни крик Александры, ни шум поезда. Она была истощена, не проронила ни слова, платье на ней совсем истрепалось, на ногах - изношенные солдатские сапоги. Девочка за руку привела женщину домой. Мама и соседка её отмыли, накормили и уложили спать. Спустя сутки женщина пришла в чувство и начала потихоньку вспоминать и говорить. Оказалось, она потеряла своих детей, когда они под бомбёжкой вместе бежали на поезд. Семья Александры приняла женщину и стала ей родной на долгие годы. После войны несчастная пыталась разыскать своих близких. Оказалось, муж погиб, а дети отказались от матери, обвинив её в том, что она их бросила…

 

Глаза врага

Голод – не самое страшное, что могло врезаться в память маленькой девочке.

- Конечно, голод был, - вспоминает Александра Константиновна, - старались – всё для фронта, всё для победы. Но у нас была корова и огород. Мы имели свои овощи, работали в колхозах. В школе нас подкармливали: давали немного винегрета, кусочек чёрного хлеба, посыпанный сахаром и стакан чая.

Страшнее оказалось взглянуть в глаза врагу. Однажды немецкий самолёт пролетел так низко, что шиловцы отчётливо увидели лицо лётчика и услышали, как он, целясь в людей указательным пальцем и расплываясь в улыбке, прокричал: «Пух-пух!». Все в страхе ожидали выстрелов, но он вернулся и, будто насмехаясь, продолжил: «Я ваш друх!»

…О Победе Александра узнала так же, как и о войне:

- Заговорило радио, и все поняли, что сейчас будет сообщение. Собрались люди и услышали, что конец войне, что враг разбит. И опять - слёзы! Не все ведь вернулись. Тогда, в сорок первом, плакали, что уходят родные, а теперь, что не вернулись. Всё смешалось: и радость, и горе…

 

Аплодисментов не ждите

1949 год. Но война не отпускала людей и в мирное время. Одиннадцатый, специализированный педагогический класс Александра заканчивала в Рязани. В составе концертных бригад старшеклассники ходили по военным училищам с танцевальными и вокальными номерами. Были и в госпиталях…

- Нас медперсонал сразу предупредил: «Не удивляйтесь, если не услышите аплодисментов, продолжайте выступление», - вспоминает Александра Константиновна. – Смысл этих слов мы поняли, когда начали концерт. Солдаты лежали накрытые простынями. Казалось, что у них и ноги есть, и руки…

2015 год. Но рассказывать это Александра Константиновна до сих пор не может без слёз.

- Мы были в госпитале три раза. Страшно. Мы поём, танцуем, у нас и руки, и ноги. А они? Кто-то из солдат находился здесь, потому что уже нет родственников, а кто-то - потому что отказались родители…

 

Окончив педагогический класс, Александра Константиновна получила распределение на Дальний Восток. С 1949 по 1958 год работала учителем начальных классов в Уссурийске. Там же вышла замуж за Михаила Николаевича Голикова, ветерана Великой Отечественной войны. В 1958 году супруги переехали в г. Арсеньев - Михаилу Николаевичу предложили возглавить профессиональное училище. Александра Константиновна всю жизнь посвятила педагогическому труду, работала учителем в школе №1. Михаил Николаевич более 30 лет проработал начальником конструкторского бюро в отделе главного металлурга на ААК «Прогресс». Оба они ветераны труда, имеют заслуженные награды. Вместе Александра Константиновна и Михаил Николаевич вырастили двух сыновей, помогли воспитать четырёх внуков. К сожалению, Михаил Николаевич ушёл из жизни в 2004 году, но Александра Константиновна хранит светлую память о нём и помогает воспитывать их правнука и маленькую правнучку, страстно желая новому поколению чистого мирного неба и счастливого детства.

 

Татьяна СПИЦИНА, г. Арсеньев.

Категория: